В.И.Муль.

В гостях сидим у Коли и Наташи,
Нас случай свел сегодня всей гурьбой,
Совпахарьские милые вы наши,
Мы сорок лет знакомы меж собой!

В те дни вы были просто дошколята,
А я уже директором тогда,
Но время шло – и подросли орлята,
А после разлетелись кто куда.

Ходила в школу Трещина Наташа,
И Коля Жулин азбуку учил,
А ваш учитель от забот уставший,
Был педантично вежлив, но и мил.

Обычно удивительно спокоен,
Насколько помню, и приятен всем,
Писал он буквы левою рукою,
Поскольку правой не было совсем.

Он говорил проносно и певуче,
И надо было к речи привыкать,
Но был он вам, конечно, самый лучший,
Он в школе заменял отца и мать.

И сидя за столом у Николая,
Закусывая водку колбасой,
Я мысленно все это вспоминаю,
По памяти прошелся полосой.

Рязанцевы, Лисицыны, Катковы,
Да Трещины и Жулины – все те
Медведевы, Поповы, Пушкаревы-
Во всей своей крестьянской простоте!

Совпахарьские жили в интернате,
При восьмилетке кановской в те дни,
Их на неделю в школу, на занятья
Сдавали до субботы, и для них

Шесть дней была учебная запарка
И в интернате долгих шесть ночей.
Лишь почтальон Лисицин на бедарке
Им привозил домашние подарки,
И голоса их делались звончей.

Вы знаете, как умирают села,
Хватая воздух посиневшим ртом?!
Поселок был и ладным и веселым,
И многим был он родиной притом.

Он родился еще в начале века
Двадцатого со звонким голоском,
И в те же дни учреждена опека
Была над этим юным хуторком.

Медовых трав настоями пропах он,
И воздухом свежевспаханной земли,
Поэтому и именем «Совпахарь»
Его в те дни, конечно, нарекли.

Рождался новый образ земледельца,
Земледельца на другой манер,
Страна искала пахаря-умельца,
Ей нужен был разительный пример.

Был нужен рой трудолюбивых пчелок,
Как будущего светлого росток,
И потому лелеяла поселок,
Артелью новый созданный мирок.

В те дни в Совпахаре Елена,
Российская фамилия ее
Подсказывала людям несомненно
На русское ее житье-бытье.

Медведевых в России очень много,
Поэтому не спутаешь никак,
Народность их, наверное, от бога,
И русское отечество-берлога
Такой семье превыше всяких благ!

Медведева Елена возрастала
В тяжелые для жизни времена,
Тогда война по свету разметала
Российские народы-племена,

Четыре года тягостные беды
В ее семье перенесли с трудом,
Шестнадцать лет ей было, как Победа
К ним постучалась в их притихший дом.

И стала жизнь намного веселее,
И расцвела Елена, как цветок,
Потом однажды всех парней милее
Шофер ей повстречался, Василек.

Сержант в запасе, звали Жулин Вася,
На фронте ранен, что еще сказать?
Что у него была судьба в запасе,
А лет ему еще лишь двадцать пять.

И закружились дни, как в карусели,
Рождались дети, девочки сперва,
Четвертым – Коля (вот уже веселье!)
Потом двойняшки: братик и сестра!

И стала мама Лена героиней
При детках малолетних, при шести,
И на висках не серебрился иней:
Ведь маме нет и тридцати!

Вот так и жили все семьей единой,
И в школу год за годом, вновь и вновь,
Сначала Нина, Зина, Валентина,
А после – Коля, Вовчик и Любовь!

Отец и мать красиво жили вместе.
Любовь свою достойно пронесли,
Вся жизнь для них была медовый месяц,
И память ту хранили-берегли
Совпахарские травы-ковыли.

В семье был лад, детей не обижали,
Ухожены и сыты были все,
И свято чтя семейные скрижали,
Трудились все, как белки в колесе!

А годы вдаль уносятся упрямо,
Лишь в памяти мы их находим след,
И вот уже одна осталась мама,
И нет отца уже как двадцать лет!

Учитель Нина и ткачиха Зина,
Сто лет уже сестренкам на двоих,
Работает в больнице Валентина,
Коль надо, то подлечит и своих.

Отец когда-то на «ЗИСу» работал,
У Николая тоже нынче «ЗИС»,
Да и Владимир прикипел к капоту,
Видать, они в кабине родились!

Любовь – бухгалтер, Трещина Наташа,
Теперь давно уж Жулина она,
Большой начальник, пенсии все наши
Курирует. Управа ей дана.

Ее лицо не передать словами,
Глаза лучатся светом доброты,
Она готова поделиться с вами
Теплом души, секретом красоты.

С ней Николаю радостно живется,
Она хранит семейный свой очаг,
Без глаз ее бездонного колодца
Потух бы свет и у него в очах!

Вы знаете, как умирают села?
Как будто перекрыли кислород,
Совпахарь был и ладным, и веселым,
И собирал вокруг себя народ.

Но вот пришло негаданное время
И укрупнять решили хутора,
Вот, дескать, села наши устарели,
Вот, дескать, окультурить их пора!

Сперва убрали школу и больницу,
А после и прикрыли магазин,
И не хотели даже извиниться
Перед народом. Жгите керосин!

Не будет электричества - не надо,
Воды артезианской дефицит,
И задышал Совпахарь наш на ладан,
И люди побрели во все концы!

Терпели долго, кто укоренился,
Родимая сторонка, сердцу близь!
Но после смерти главного кормильца
И Жулины на Зайцев подались.

Стоит давно на Грейдерной домишко
Последним в однобоком их ряду.
Благоустроен он не так уж слишком,
Но видно, что привыкли здесь к труду.

В нем не сказать, живет старушка чтобы,
А женщина в венце седых волос.
И часто у ворот стоит автобус
Или с прицепом мощный бензовоз.

Приехал, значит, Вовчик к милой маме
Или заехал Коля по пути,
Иль «Жигули» их целыми часами
Стоят у дома, мама, не грусти!

А то нагрянут дочери и внуки,
Елена свет Ивановна, живи!
Не опускай свои устало руки,
А наслаждайся праздником любви!

Живут все дети семьями своими,
И внуков всех у бабушки нет счесть,
И вечно будут помнить деда имя,
В семейных генах это имя есть!

Легендарный почтовик

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить