Home

    Мои воспоминаний о деде

    Мой дед был скуп на слова, не курил даже на фронте, водку не пил, только свое вино, хобби у него виноградарство, был совершенно не грамотным, но сказок знал великое множество, которые рассказывал мне перед сном, когда я был мальцом
    Я никогда не слыша чтоб дед пел или напевал что то, но в конце 60 годов, в майский теплый день — 9. Мне было уже 16. Уж стемнело, я в клуб собрался идти, вышел из хаты, слышу песню кто так красиво и нежно выводит:
    "на позицию девушка провожало бойца ...",
    прослушав до
    "а на окошке на девичьем все горел огонек ...",
    вышел за калитку и остолбенел, на лавке сидит мой дет и поет, поет не знакомым мне молодым голосом. До сих пор, как слышу мелодию этой песни, ком к горлу, а в глазах майский теплый вечер и запах сирени и поющий мой дед.

    Как все таки мало мы знаем о жизни своих дедов, как их испытывала жизнь.
    Мой дед не любил рассказывать про войну, к рассказы односельчан о фронте относил скептически, как к бахвальству, когда я сам стал отцом и дедом, понял что мало кто скажет о страхе, сомнениях и прочем. Но тогда я был маленьким пацаненком, мне до слез было обидно, что мой дед не герой, отец моего другана Сергея и в школе выступал, рассказывал о своем боевом прошлом и просто на улице, а дед даже в доме, не хотел говорить о войне, как будто и не был на фронте, только его фотография с боевым товарищем на стене, напоминала о той войне. На мои приставания, рассказать как там на фронте было, дед отмахивался, говоря, война не хорошо дело и упаси бог, чтоб на вашу долю она выпала.
    А я наслушавшись рассказов подвыпившего дядь Миши, отца дружка, яростно атаковал деда, конечно не всегда он выдерживал мои атаки и
    начинал свой немногословный рассказ, вот один из них:
    "Что Мишка болтает, он то, чуть, чуть постарше твоего отца, пацаном попал на фронт"
    — после не большой паузы -
    "сколько таких пацанов бахвалясь своей удалью погибло, земля им пухом, сколько таких как вы с Сергеем пацанов не народилось....
    Один мой командир, говорил нам перед боем,
    - герой тот кто выйдет из боя живым,
    победитель тот кто врагов перебьет, а сам жив останется.
    Дед замолчал задумался".
    Я:
    дед а дед, расскажи про этот бой
    Дед с не охотой задумчиво:
    "Дело на Тамани было, фронт застрял на одном месте, пол месяца, а может боле, счет дням потеряли. Горы трупов между немецкими и нашими окопами, было лето, жарко, если нет ветра, дышать было невозможно.
    Не зною сколько до меня было атак наших и немецких, я и моя рота прибыли на передовую на замену выбитым, показалось попал в ад. Из трех атак возвращался назад в окопы, живым и невредимый. С последний атаки от нашей роты осталось человек десять, от других и того меньше. Погиб и наш ротный, и комиссар, и командир полка.
    Из второго эшелона к нам прибыл полк который сплошь состоял и пожилых как и я почти всем за 40, а комполка 70 летний старик.
    Собрал он всех вышедших из последнего боя живыми и невредимыми, с каждым поговорил по простому, спросил кто куда дошел в прошлой атаке, мы почти все доходили до самых вражьих окопов, расспросил о укрытиях, где мы прятались от немецких пуль.
    Исходя из услышанного он назначил их нас командирами небольших групп из 3 -4 человек, одних командовать пулеметными расчетами, других истребителями огневых пулеметных точек. Меня назначили командовать пулеметным расчетом. Командир дал задание, с началам артподготовки, выдвинутся на рубежи достигнутые нами в последней атаке.
    Утром на рассвете загремели орудия и взрывы, земля дрожала, мы кинулись бегом к немецким окопам, за воющими снарядами, а там земля вставала дыбом, навстречу над нашими головами свистели осколки снарядов ..."
    я его перебиваю:
    "дед, а ты не боялся что убьют, эти осколки в тебя попадут"
    Дед помолчав продолжил:
    мы уж к смерти привыкли, ни сегодня так завтра убьют, просто за зря умирать, ради удали или хвастовства, не хорошо. Положить жизнь но обдуманно, ради того чтоб меньше было убито других, эта смерь и богу угодна ...,
    слушай дале, мы должны добраться с пулеметом и патронами до места, где я ждал темноты после последней атаки, чтоб отползти в свои окопы, это был подбитый горевший наш танк, метров 20 до немецких окопов. Добрались, дождались последнего взрыва, наблюдем как приходят в себя фрицы от нашей артатки, взвилась в небо ракета, наши пошли в атаку, немцы по выныривали над окопами, чтоб стрелять по нашим, а мы их из пулемета с расстоянии 20 — 30 шагов, давай назад в окопы загонять. Заработавшие вражьи пулеметы, закидали гранатами наши истребительные группы. Немцы давай драпать, аж пятки сверкали, мы первыми нырнули в немецкие окопы, установили пулемет и давай их в зад поливать. Наш полк без потерь, добрался до передовых позиций врага, немцы бросили все, и провиант, и оружие.
    Вот так, что не могли сделать за недели, сделано было за часы, и практически без потерь.
    Дед замолчал, взял вилы и пошел чистить, коровник

    Обновлено (08.05.2016 12:08)

     

    Добавить комментарий


    Защитный код
    Обновить



    Яндекс.Метрика