(Памяти М. П. Алейникова)
 
Не позвонит мне больше ветеран,
Его еще вчера похоронили,
И на его заснеженной могиле
Лежат цветы, как память прошлых ран,
Не позвонит мне больше ветеран,
Он мне звонил по поводу и без,
До петухов сорвав меня с постели,
И я, зевоту сдерживая еле,
Порой хотел послать его в собес.
Казалось, что его попутал бес,
Он по общенью, видно, тосковал,
Когда жены не стало прошлым летом, 
Как часто забываем мы об этом, 
Сражая невниманьем наповал. 
Он по общенью, видно, тосковал. 
Из стольких лет, отпущенных судьбой, 
Ему осталось жить еще полгода. 
И до конца он был самим. собой,. 
Как говорят, солдат, слуга народа, 
Совсем не лакированный герой. 
Томился долго в ожиданьи он,
Пока лишь через длительные годы, 
Самой войной отпущенные льготы,
Заговорил в квартире телефон.
Томился долго в ожиданьи он.
Но, наконец, дождался: аппарат
Его гипнотизировал всечасно,
К себе манил он радостно и властно. 
И был старик почти по-детски рад, 
Что получил волшебный аппарат! 
От правой — много лет один рукав. 
Одна рука — при, двух по общей норме. 
Одной рукой он набирает номер,
Одной рукою трубку приподняв.
От правой - много лет рукав!
Он воевал, он выполнял приказ,
Остался он с одной рукою - левой
Когда еще с пехотой-королевой
Освобождая Северный Кавказ,
Он воевал, он выполнял приказ,
...Его нашли в квартире поутру,
В застывших пальцах — крошки валидола,
Он жил один немыслимая доля!
Я в телефон от ярости ору: 
Кому он не пришелся ко двору?!
Сквозь призму лет, ушедших навсегда, 
Глядим на тех; кому уж не вернуться, 
А на живых порою обернуться 
Не успеваем. В этом и беда!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить